Замечание о рыночных экономиках.

Воскресенье, 14. Январь 2018

Рынки, построенные на праве субъекта продавать всё, чем субъект владеет, и на праве субъекта купить всё, что субъект хочет - это очень разные вещи.

Право всё продать включает в себя и право объявить вовне о намерении продать что угодно, и неспособность потенциального покупателя избежать таких заявлений. Проще говоря, рекламировать можно всё и везде: улица аннексирована торговыми предприятиями, и те норовят вломиться с улицы во всякий дом, во всякое собрание и во всякую голову.

"Рынок покупателя" в отличие от "рынка продавца", ограничивает рекламу торговыми площадями. Более того, реклама получается правомерна лишь тогда, когда обращена на человека, объявившего о своём намерении купить нечто (скажем, войдя в соответствующий магазин) - и, соответственно, рекламировать можно только это нечто, этот товар или набор товаров на посещаемой торговой площади.

Что это было? Это был запрос на развитие культуры потребления. Покупатель для успеха своего замысла должен уметь объяснить, что ему нужно, - так, чтобы не оказаться мишенью лишних, бессмысленных и утомительных для него увещеваний. А для этого покупатель сам должен понимать, чего именно он хочет, и должен уметь говорить об этом так, чтобы не выставить себя в нежелательном свете перед себе подобными.

Скажем, если человек желает купить "Мону Лизу" за авторством да Винчи, то на самом деле ему нужны некоторые переживания от себя и от окружающих; а того же самого можно добиться, купив другие вещи, доступнее.

Если перейти от замечания об уникальном к общему рассуждению о бренде и слоганах, то на "рынке продавца" они суть средство экономии сообщения. Покупателя превращают в животное, которое откликается на краткий узнаваемый свисток.

"Рынок покупателя" отнюдь не воспрещает бренды и слоганы, однако видит их частью рассказа не о продукции, а о предприятии, её выпускающем, как о части общества. Более того, правильно представленные, такие рассказы перестают быть рекламой per se и вполне могут выступить в качестве того развлечения, которое нынче для публики составляют повествования о неуспешных семьях с известными именами. Забавный культ Илона Маска и опровержения оного можно рассматривать как примитивную форму таких историй. Вряд ли я дождусь, когда такое можно будет рассказывать о магазинах в моём посёлке...

Обязательно надо отметить, что "рынок покупателя" на протяжении человеческой истории не мог быть осуществлён чисто технически - по крайней мере, для более или менее богатого набора товаров.

Продавец обычно располагал возможностью зазывать, бесконечно долго и бесконечно громко повторять имя своего товара или своего малого набора товаров, а покупатель не мог составить множество доступных разным продавцам запросов по весьма различным предметам, а затем долго следить за этими запросами, публиковать их, править и закрывать по мере удовлетворения.

В свою очередь продавец и представленный им производитель не могли сколько-нибудь быстро и дёшево просматривать и анализировать значительное количество таких запросов и их статусов, внося на их основе поправки в деятельность своих предприятий.

Сейчас, с развитием вычислительных мощностей, такое стало возможным. Хотя я искренне сомневаюсь и в том, что покупатель задумывается о такой перспективе, и в том, что продавец её приветствует. Разве что в общем, в порядке восхищения "прогрессом".

В заключение я замечу, что "рынок покупателя" ничуть не менее "свободен" и не более "регулируем", чем "рынок продавца". Он сложнее, его труднее развить и настроить: так же, как подъезд многоквартирного дома сложнее и труднее в настройке пещеры первобытного племени. Впрочем, я не сомневаюсь, что многим пещера представляется чем-то неизбежным и даже романтичным: "разве можно иначе", "естественная человеческая свобода" и так далее.

"Рынок покупателя" - это просто другой принцип.

Спасибо за внимание.



https://17ur.livejournal.com/578312.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Leave a Reply