И о погоде.

Суббота, 2. Сентябрь 2017

Есть у меня навязанная мне мною привычка в свободное от работы время почасту прогуливаться. Километра три-четыре там и сям, а если времени много, - скажем, выходной - то и до десяти. И я подтверждаю, что распорядок предугадывания погоды, называемый "технология Meteum" свежепрошедшим и малоприятным летом неоднократно позволял мне попадать в "окна" между дождями; десять километров суть те самые "два часа", на которые дождя не предрекают.

То бишь я со своей туши, не перенапрягаясь, пытаюсь стряхивать жирок, помогаю своему частному, собственному, личному здоровью. Утончённые и уточнённые предсказания погоды помогают мне и далее не перенапрягаться, то бишь экономить усилия в этом деле. Не прямую физическую нагрузку экономить, но усилия скорее умственные и чувственные: попасть под дождь без куртки - извините, лишь в романтических фильмах о делах молодёжных такое выглядит чем-то пристойным.

Если посмотреть на "технологию Meteum" по ссылке, то можно увидеть, что она ни на йоту не потеряет в качестве, будучи полностью частной, государственной или общественной собственностью. Более того, шансов состояться у неё больше именно в масштабах общества, причём достаточно многочисленного, технически развитого и распространённого по ландшафту.

Можно представить себе такой сервис, существующий исключительно на добровольные взносы членов общества - и, скажем, с оплатою дополнительных услуг государству по его аудиту. То есть примерно за год или два управление сервисом объявляет, сколько денег нужно на поддержание существующего состояния сервиса и ждёт взносов - при этом на собственное приложение пользователю приходит примерная калькуляция, пересчитываемая, допустим, каждую неделю: сколько ещё каждый незаплативший мог бы заплатить, чтобы вышло поровну закрыть оставшуюся сумму.

Можно представить себе, как честно внесшие свою долю отказываются отвечать на вопросы кого попало о погоде, предупреждая паразитизм. Можно представить себе развитие сервиса - не поддержание, а распространение и совершенствование - уже за счёт "обычного" спонсорства и с загрязнением сервиса рекламою, которое прекращается при вводе в строй новых мощностей, с дальнейшими стараниями по поддержанию введённого уже опять-таки взносами пользователей.

Можно представить себе и то, как читатель смотрит на автора и подозревает его в сумасшествии, ибо выигрыш от "в ближайшие два часа дождя не ожидается" по сравнению с привычным прогнозом погоды в программе "Время", мягко говоря, не столь велик, чтобы идти в такие прогоны. Не все гуляют.

Однако автор не предлагает именно таких реформ. Он всего лишь указывает, что "технология Meteum" возможна как сугубо общественная собственность, и что её использование может быть совершенно частным, для укрепления его и только его, автора, здоровья.

Иными словами, автор приводит пример действия максимы "частное пользование общественной собственностью" из работы "Поведение", в котором эта максима задавала построение экономики, пригодной для так называемой "четвёртой" или "северной" "этической системы".

Читатель, который ещё не выработал отвращения к моему блогу за долгие годы его чтения и не бежал отсюда с мерзкой гримасою на лице, вполне может вспомнить мои весьма пространные комментарии к этой работе. Смею заверить, что моё любопытство к изложенному в ней тоже никуда не бежало.

У читателя же, незнакомого с этой работою, сыгравшей огромную роль в формировании моего взгляда на мир, я прошу прощения за то, что кат получился слишком высоко. Далее понимать будет затруднительно.

Обоим читателям я скажу, что под рукою у меня появился пример пусть и умозрительный, однако несколько менее умозрительный и находящийся ближе к делам обыденным для "нашей с вами современности", нежели описание "северной экономики", изложенное в той работе середины девяностых годов двадцатого века (и набитое, должно быть, на триста восемьдесят шестых машинах).

И далее я попробую сформулировать некоторые самые прикидочные, "в нулевом приближении" выводы из современного примера. "Плюс-минус трамвайная остановка".

Я использую упомянутую технологию (условную "общественную собственность") не столько для "себя", сколько для "своего тела", для системы жизнеобеспечения "себя". Однако использую именно "я".

Такое понимание может быть распространено не только "вниз", на тело, но и "вверх", на домохозяйство, конституированное или не конституированное семьёй. То есть нижним уровнем "северной экономики" становятся не человек и даже не семья, но дом, жилище, убежище, свои четыре стены, дверь и крыша.

Домохозяйство, как и тело, проще человека, однако, в отличие от тела, оно включает в себя человека. Принятие домохозяйства в качестве экономической единицы снимает или по меньшей мере облегчает сверхзадачу предсказания собственного поведения потребителя, громоздкость и дороговизна решения которой ведёт к тому, что сколь угодно затратные усилия по жёсткой и назойливой трансляции поведения, выгодного производителю (реклама и пропаганда), обычно всё же дешевле, чем такое предсказание, хотя и ведут к "парадоксу Каммерера".

Я бы сказал, что появляется возможность создания сервисов по сколько-нибудь надёжному предсказанию спроса в торговых точках конкретного местоположения (точнее, со сколько-нибудь определённым множеством связей). Это то же самое "частное пользование общественной собственностью" и решение, перпендикулярное предсказаниям о сломе прилавков в пользу доставки на дом.

На уровне домохозяйства с таким пониманием становится возможной хоть какая-то защита частной жизни: "мой дом - моя крепость", создание программного и аппаратного обеспечения по интегрированию и анонимизации информации при взаимодействии с внешним миром, априори обесценивающих некоторую часть манипуляций извне.

С другой стороны, такое обеспечение самого домохозяйства вооружает его для предпринимательской деятельности. Не в смысле помогает организовать предприятие с работниками-жителями отдельной квартиры, но отодвигает горизонт сколько-нибудь надёжного планирования для этих жителей.

Речь не идёт о том, что раньше Единственный План, С Которым Согласна Вся Семья, мог быть задан на год, а теперь на пять лет. Речь идёт о том, что теперь можно будет ставить множество разных целей и отслеживать их по отдельности или в комбинациях с учётом актуального или потенциального изменения внешних условий. Помнить предположения и просчитывать их должна машина: "Домовой" или "Пенат".

В скобках отмечу, что рассуждение С.Г. Кара-Мурзы с противопоставлением "экономики" как "домашнего хозяйства" и "хрематистики" как "рынка" здесь представляется вполне разумным, но с очень важной оговоркою: распространение идеи одного-единственного и единого "домашнего хозяйства" на всю страну целиком выглядит решением вынужденным, в том числе вынужденным уже на уровне идеологов. Не умели считать достаточно точно и быстро и видели, что не умеют, поэтому уже в священное писание закладывали упрощение задачи. С соответствующими последствиями.

Здесь же получается "экономика" как "сумма домашних хозяйств", в окружении которых существуют предприятия разных форм собственности, тоже полагающиеся на прогнозы, - вопрос их сравнительной точности даже не "второй", а "двадцать второй сложный".

Такая сумма "домашних хозяйств", за себя отвечающих и по этой причине не нуждающихся ни в классическом рынке, ни в большинстве масштабных условно социалистических практик, но соответствующих максиме "частное пользование общественной собственностью"... она, по моему мнению, скорее возможна, чем нет. "Нулевое приближение", повторю.

Ещё одной стороною "домохозяйственного подхода" станет отнесение сведений о "плохом пользовании" общественной собственностью к домохозяйству, а не к индивидууму. Тут было бы забавно рассмотреть обычные житейские истории, начиная с "пьяных криков под окнами по ночам", и я, наверное, такими прикидками ещё займусь развлечения для.

Отдельно надо упомянуть о роли государства в такой системе. Здесь оно из "ночного сторожа" превращается в "механика", который поддерживает работоспособность прогностических сервисов - более того, становится самым крупным пользователем и спонсором таковых: ну да, политика и внешняя, и внутренняя ("производство порядка") всегда состоят в игре на опережение, в задании предсказуемости.

И да, государство повинно защищать свою позицию как единственного хакера и крякера таких систем на своей территории (следствие состояния суверенитета). Что, помимо прочего, приведёт к весьма необычному по прошлым и нынешним временам отношению к рекламе: как к хозяйственной, так и к политической, как к явной, так и к "продакт плэйсмент".

А чтобы себя не обидеть, замечу, что в такой системе различие между разными видами общественной собственности: "народной собственностью" как собственностью "медленной" и "мирской(?) собственностью" как собственностью "быстрой", - к которому я подошёл в прошлом посте - вполне может послужить основой для дальнейших размышлений на эту тему.

Дело в том, что "северная этика", описанная в работе "Поведение" и отнесённая там к (потенциальной) России, из всех времён присваивает максимальную ценность будущему.

При этом экономическое решение, в качестве примера рассматриваемое там же, основано на попытке переопределить государственную собственность как общественную через понятие аренды. Я эту попытку рассматриваю во всяком случае как недостаточную для нынешнего уровня развития технологий и пытаюсь нащупать альтернативы и/или дополнения.

Спасибо за внимание.

Если мы не будем строить будущее, нам придётся его терпеть.



https://17ur.livejournal.com/569360.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Leave a Reply