Как дважды два четыре. Ликбез по углю для народного депутата

Пятница, 23. Декабрь 2016

Валентин Землянский – эксперт, для РИА Новости Украина

Бессмертная фраза Остапа Бендера "Заграница нам поможет" из литературного оборота превратилась в руководство к действию для действующей украинской власти. Вместо поиска компромиссных решений — полное игнорирование внутренних резервов и постоянное апеллирование к международным институтам и зарубежным практикам. При этом качество и последствия принятых решений имеют сугубо второстепенное значение. Яркий пример — недавнее заявление замглавы фракции "Блок Петра Порошенко" Игоря Кононенко относительно отказа от закупок угля в зоне АТО. "Я считаю, что на сегодняшний день мы уже готовы к тому, чтобы отказаться от закупок угля на оккупированных территориях. Сегодня стабилизировался энергетический баланс страны, сегодня есть предпосылки и возможности использовать уголь, который добывается на территории Украины, в том числе в Западной Украине", — заявил Кононенко.

Кононенко отметил, что появились дополнительные возможности по закупке угля в ЮАР. "И сегодня есть возможности по логистике закупать уголь в КНР. Более того, разница в цене снизилась, и сейчас, я считаю, мы подошли к тому, чтобы отказаться от закупок угля с оккупированных территорий", — сказал Кононенко.

То есть, по мнению провластного депутата, вместо урегулирования конфликта на Востоке Украины и реинтеграции территорий, где расположены шахты, предлагается просто заместить уголь из Донбасса импортом. Но при этом совершенно не учитывается ни экономическая, ни логистическая составляющие процесса закупки и доставки импортного антрацита в Украину, которые существенно отличаются от представлений народного избранника. Посему просто жизненно необходимо провести небольшой ликбез относительно функционирования тепловой генерации Украины и особенностей обеспечения ее углем.

Итак, на контролируемой Украиной территории на сегодня работает 12 тепловых электростанций (ТЭС), из которых половина использует уголь марки А/Т, проще говоря антрацит. Это Трипольская (Киевская область), Змиевская (Харьковская область), Славянская (контролируемая территория Донецкой области), Луганская (контролируемая территория Луганской области), Приднепровская (г. Днепр) и Криворожская (Днепропетровская область). Эти шесть ТЭС потребляют ежемесячно до 800 тыс. тонн угля антрацитовой марки, или более 9 млн тонн угля в год, согласно Прогнозному балансу Минэнерго на 2017 г.

Идем дальше. На контролируемой территории Украины не добывается антрацитовая марка угля, а добыча марки Г ограничена и не может перекрыть недостаток марки А/Т. Обе марки угля были дефицитными в Украине во II-м полугодии 2016 г. То есть тезис о поставках угля с Западной Украины не выдерживает никакой критики, поскольку уже в этом году Украина была вынуждена импортировать ту же марку Г из Польши для поддержания запасов угля на складах электростанций.

И теперь о логистике, то есть условиях для возможного импорта антрацита из дальнего зарубежья. Пропускные межгосударственные способности по импорту угля ограничены технологическими возможностями порта на погрузку груза в вагон и пропускной способностью припортовых примыкающих железнодорожных станций. Основная часть импорта энергетического угля отгружается водным (морским) транспортом через украинские порты и терминалы, пропускная способность которых оценивается в 400-450 тыс. тонн. Иными словами, даже если по полной использовать мощности украинской перевалки, их хватит для обеспечения только половины месячных потребностей станций в антрацитовом угле. Впрочем, помимо ограниченных мощностей по перевалке угля в Украине, есть еще и существенные проблемы с самим ресурсом.

Потенциальные поставщики "антрацитов" в Украину смогут обеспечить не более 50% спроса на уголь на украинском рынке. Среди основных игроков на мировом рынке можно выделить следующих:
— в ЮАР ежегодно добывается около 3 млн тонн антрацита. Внутреннее потребление незначительное (до 100 тыс. тонн в год), основные объемы экспортируются в основном в страны ЕС. Незадействованные угледобывающие мощности, которые можно использовать для добычи угля на экспорт в Украину, составляют приблизительно 1,5 млн в год;
— Китай ежегодно добывает около 600 млн тонн антрацита, что составляет ~90% общемировой добычи. Через активное развитие тепловой энергетики основная часть потребляется внутри страны, экспортируется только порядка 3 млн тонн в год (0,5% от добычи), в основном в направлениях Япония и Южная Корея. В 2013-2015 гг. в связи со снижением экономического роста, а также переизбытком ресурса на внутреннем рынке, спрос на металлургическую продукцию в Китае упал на 7%. Вследствие чего государственным советом КНР была обнародована программа по сокращению добычи угля на 250 млн тонн (по всем видам угля) и уменьшению численности персонала на 1,3 млн человек в отрасли. В 2015 г. было закрыто около 1000 шахт. По итогам 2015 года экспорт угля из Китая составил 5,33 млн тонн.
— Вьетнам является вторым в мире производителем антрацитов (после Китая), с ежегодной добычей 43-45 млн тонн. Из-за резкого роста внутреннего потребления на ТЭС и высокой экспортной пошлины (13% с 2013 года), объемы экспорта антрацита из Вьетнама в течение 2012-2015 гг. снизились втрое, соответственно с 22 до 6,5 млн тонн/год. Основные покупатели вьетнамского антрацита — Китай, Южная Корея и Япония. Резерв незадействованных угледобывающих мощностей во Вьетнаме практически отсутствует;
— США ежегодно добывают около 2,0 млн тонн антрацита, при мощностях порядка 3,5 млн тонн/год. Поскольку антрацитовые шахты небольшие по мощностям и расположены в глубине страны, основная его часть потребляется внутри страны (в частности, в металлургии в качестве пылеугольного топлива), экспорт незначительный (до 200 тыс. тонн в год).

Если просуммировать максимальные объемы, которыми располагают поставщики угля, можно сделать вывод, что итогового показателя будет достаточно для покрытия не более 50% спроса на уголь на украинском рынке. Но только теоретически. По факту основные торговые отношения между участниками мирового рынка угля выстроены в течение длительного периода, оперативно законтрактовать большие объемы ресурса, в котором нуждается Украина, крайне проблематично. И главное, это финансовая составляющая импорта угля. Импортировать уголь экономически невыгодно для тепловой генерации. Цена угля, заложенная в тарифе для украинских ТЭС, в 2016 г. составила – 1494 грн тонна, прогноз на 2017 г. – 1700 грн тонна. Спотовая цена угля в конце 2016 г. колеблется от 2400 до 2500 грн за тонну. В случае закупки импортного угля прогнозный тариф ТЭС на 2017 г. не будет покрывать себестоимость производства э/э на тепловых электростанциях. Вот и получается, что попытки власти решить внутриполитические проблемы за счет помощи из-за границы приведут к совершенно обратному эффекту — усугублению кризиса в украинской экономике, вследствие финансового дисбаланса в отечественной энергетике.

http://kariatidadn.livejournal.com/957139.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Leave a Reply