Съехались, похлопали и разъехались

Среда, 18. Май 2016

Под катом - тематический разбор Седьмого съезда.

Экономика

Как государство может запустить северокорейскую экономику? Для этого нужно соблюсти несколько условий. Во-первых, нужно отказаться от центрального планирования всего, чего можно – печальный опыт СССР показывает, что Госплан до добра не доводит. Во-вторых, государство должно установить взаимовыгодные отношения с северокорейскими частными предпринимателями, фактически контролирующими значительную часть экономики страны и дать им гарантии собственности. В-третьих, стране нужны иностранные инвестиции. Если не будут выполнены по меньшей мере эти три условия, то Северная Корея останется жить в нищете.
Как с этим обстоят дела на практике? Послушаем доклад Вождя.
Самой существенной частью речи Ким Чонына на съезде, посвященной экономике, была эта:
Следует надлежащим образом установить социалистическую систему ответственности предприятий. Заводы, фабрики и кооперативы должны проработать стратегию управления в соответствии с требованиями социалистической системы ответственности предприятий, работать активно и инициативно, наладить и увеличить производство.
«Социалистическая система ответственности предприятий»(사회주의기업책임관리제) - это программа государства по их фактической автономии, принятая в 2014 году. Директору предприятия дается право назначать зарплату и сбывать значительную часть продукции по своему усмотрению – то есть речь идет о фактически частичной приватизации предприятий. Это программа уже упоминалась в «Нодон синмун», но речь Вождя на съезде партии – это самое мощное одобрение, которое только может получить государственная политика в КНДР.
Увы, на этом хорошие новости по экономике заканчиваются. Про предпринимателей в речи ни слова: официально же в КНДР предпринимателей нет и частной собственности нет, и вообще совершеннейший социализм. Что же до инвесторов, то для того, чтобы иметь хоть какие-то шансы на этом конкурентном рынке, Северная Корея должна официально объявить новый курс, причем даже не просто «мы проводим реформы», а примерно так:

МЫ ПРОВОДИМ РЕФОРМЫ!!!

То есть такое объявление должно быть предельно громким, выбивающимся из общего ряда – чтобы создать максимальный резонанс в мировых СМИ, и чтобы у инвесторов появилась мысль: «может, они это серьезно, а? Попробовать, что ли?» Пока же Северная Корея дает понять: нет, реформ у нас нет, мы верны курсу Вождей, все по-старому, ура социализму. Такая политика может продаваться на внутреннем рынке (реформы делают режим менее устойчивым), но на внешнем – не приведет ни к каким позитивным результатам.

Внешняя политика
Говоря в общем, в области внешней политики нынешнее руководство КНДР потерпело крах. На съезде Ким Чонын заявил, что у КНДР нет союзников и что полагаться Северная Корея может только на себя.
Сегодня мы можем верить только своим силам. Нам никто не собирается помогать, никто не хочет, чтобы наша страна стала единой, чтобы она жила хорошо, стала сильной и процветала.
Причин тому две. С Северной Кореей никто не хочет иметь дело в первую очередь не потому, что там правит жестокая диктатура. В Саудовской Аравии, например, у власти абсолютный монарх, женщин там не держат за полноценных людей – но огромное число людей идут делать бизнес с Эр-Риядом. Причин две: во-первых, руководство страны чучхе считает, что правильная модель отношения инвестора и северокорейских властей примерно следующая:
Инвестор: Барин! Не вели казнить, вели миловать!
Власти КНДР: Что там еще? Говори, холоп.
Инвестор: Дозволь, барин, вложить деньги!
Власти КНДР: Ну давай, вкладывай. Только смотри у меня!
Инвестор: Спасибо, барин! Век не забуду твоей доброты!
(Инвестор вкладывает деньги и открывает бизнес. Через какое-то время он начинает приносить доход)
Власти КНДР: Молодец, теперь это мое. А теперь пошел вон, смерд, пока собак не спустили.

Понятно, что уже такая манера сама по себе отталкивает любого разумного человека. Но есть еще и вторая причина. Северокорейское начальство, в первую очередь, сам Ким Чонын, похоже, не очень понимает, как устроен мир. С точки зрения Пхеньяна взорвать бомбу после очередной резолюции ООН – это смело и мощно. Вот вам, козлы. Смотрите, какие мы крутые и самостоятельные, что хотим, то и делаем. На практике же это приводит исключительно к тому, что КНДР злит тех, кто настроен с ней сотрудничать и загоняет себя в изоляцию. При том, что лишнее испытание бомбы не приносит никаких дивидендов – все и так знают, что атомная бомба у них есть.
Наконец, на съезде младший Ким отдельно выступил с критикой Китая – то есть страны, на которую завязано около 90% северокорейской внешней торговли. Объектом этой критики стала политика реформ и открытости – переход от маоизма к рыночной экономике и мягкому авторитаризму, произошедший при Дэн Сяопине:
Рядом с нами дует сводящий с ума буржуазный ветер «реформ» и «открытости», но мы, исполнившись духа сонгунской винтовки, твердо идем вперед по пути социализма.

И в довершение ко всему, КНДР наградила сразу двумя премиями – Премией Ким Ирсена и Премией Ким Ченира – песню «Не завидуем никому на свете» (не композиторов и не музыкантов, а саму песню). Вряд ли случайно, что для этого была выбрана именно песня с таким изоляционистским названием.
С учетом всего этого, на перспективах существенных инвестиций в Северную Корею можно поставить жирный крест.

Идеология и внутренняя политика
Идеологический посыл Седьмого съезда был простой: после 1980-х годов многие правящие социалистические партии или исчезли, или отошли от своих изначальных идей. А мы выжили. Почему? Потому что наш Вождь – самый великий. В отличие от СССР, в котором было принято заявлять о «коллективном руководстве», в Северной Корее подчеркивается, что в стране установлена система единоличного руководства, что очень хорошо и правильно.
При этом, например, слово «коммунизм» на самом съезде не был упомянуто вообще ни разу. А ведь коммунистический проект изначально заключался именно в этом: гениальный Маркс открыл научные законы истории, гениальный Ленин их развил и все прогрессивное человечество сплотившись вокруг ленинского ЦК и лично тов. [фамилия текущего генсека в родительном падеже] идет к коммунизму. В Северной Корее же, как я уже когда-то писал, рассказы о чем-то напоминающем "бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества" etc. можно найти разве что в энциклопедии, да и то, если постараться.
В отношении же внутренней политики ситуация примерно такая. Где-то в 2010 году, после провала денежной реформы, правительство КНДР похоже, пришло к выводу, что если человек торгует на рынке, то само по себе это не является преступлением и в концлагерь его можно не ссылать. Поэтому рынки оставили в покое: северяне спокойно торгуют, и экономика потихоньку растет.
Дозреть до мысли, что можно не расстреливать людей за то, что они смотрят дома иностранные фильмы, властям КНДР еще предстоит. В отношении иностранных DVD периодически устаиваются карательные рейды и людей, попавших под раздачу, обычно сажают, а если не повезет - вполне могут и казнить.

Ритуал и перестановки в элите
Главное изменение в культе, произошедшее на съезде: поменялся титул Ким Чонына – теперь он не Первый секретарь, а Председатель Трудовой партии. Реформа, конечно, символическая, но, как и у каждого символа, у него есть свое значение. Во-первых, сам по себе термин «секретарь» звучит странно. Возьмем, например, Брежнева – чей он секретарь, кому он варил кофе и помогал с бумагами?
То, что глава партии в коммунистических странах называется генеральным или первым секретарем, вызвано исключительно тем, что это была должность Сталина в 1920-х годах, находясь на которой, он победил своих соперников во внутрипартийной борьбе. В Северной Корее традиция такого наименования подошла к концу.
Помимо этого, в этом можно увидеть определенную фигу в кармане в отношении батюшки: Ким Ченир, напомню, считается вечным Председателем Государственного комитета обороны КНДР и вечным Генеральным секретарем ТПК. А титулы, которые придумал себе младший Ким – это «Первый Председатель ГКО» и «Председатель ТПК», то есть выше отцовских.
Помимо этого, Ким Чонын назначил новый состав партийного начальства: членов и кандидатов в члены ЦК и Политбюро, а также четырех членов Постоянного комитета Политбюро ЦК – высшего руководящего органа страны. Все четверо уже довольно давно входят в состав верхушки КНДР и остаются там, несмотря на постоянные репрессии северокорейской элиты. Так что с некоторой вероятностью можно предположить, что Ким Чонын опирается на этих людей, или по крайней мере, на часть из них. Кто они такие?
Первых из членов Постоянного комитета - председатель Верховного народного собрания Ким Ённам, которого автор этих строк прозвал Савельичем: он служит уже третьему поколению семьи Кимов. Следующий – вице-маршал Хван Пёнсо, влиятельный человек, уже довольно долгое время, удерживающий за собой пост начальника Главного политуправления Корейской народной армии. Третий – председатель кабинета министров Пак Пончжу, у которого есть репутация северокорейского Косыгина – то есть сторонника хозрасчета, кооперации и тому подобных экономических послаблений. Наконец четвертый член ПК Политбюро – Чхве Рёнхэ – уже несколько раз попадал в немилость: его сначала понизили, потом снова повысили, а потом похоже, совсем лишили воинского звания, и некоторое время назад, когда он пропал со страниц «Нодон синмун», ходили слухи, что он на некоторое время сослан в деревню на трудовое перевоспитание. Как бы то ни было, т. Чхве снова в строю. Все, что мне доводилось слышать о нем, заставляет думать, что это, похоже, крайне неприятный человек – даже по снисходительным стандартам северокорейской элиты.

Портрет Вождя
Наконец, по случаю переизбрания младшего Кима его портрет был опубликован в прессе.

Я попросил взглянуть на него моего знакомого стоматолога; разрешение портрета было недостаточным для вынесения точного диагноза, но проблема с зубами у Ким Чонына есть: то ли кариес, то зубной камень передних зубов.
Ким Чонын, похоже, совершенно не следит за здоровьем. Он страдает ожирением, постоянно курит, и вот еще и зубы. А посетивший недавно Северную Корею старый друг Кима японский повар Фудзимото рассказал, что Ким «выпивает по десять бутылок вина за ночь». Это вполне может быть неправдой – у Фудзимото репутация человека, склонного врать, но это сообщение явно одобрено Кимом – а значит, Ким Чонын по меньшей мере не считает, что пить, не просыхая – это недостаток.
Так что, похоже, что Ким Чонын усиленно работает над сокращением продолжительности собственной жизни, тем самым несколько повышая свои шансы умереть естественной смертью. Впрочем, с учетом медленного темпа экономических реформ и провала во внешней политике, вряд ли это ему удастся.

http://heijo.livejournal.com/95628.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Leave a Reply